Герда. 6.30 . здравствуй, мой утренний город.
Я вас не знаю.
Я лишь знаю, что вы это читаете.
Я не знаю, несчастны вы или счастливы; не знаю, стары вы или молоды.
я, в общем, надеюсь, что вы молоды и несчастны.
А если вы стары и счастливы, то могу себе представить, как вы заулыбались,
увидев фразу «Он разбил мне сердце».
Вы вспомните, как кто-то разбил вам сердце,
И скажете про себя: о да! Я помню это чувство.
Но ни черта вы не помните.
То есть вы, конечно, можете припомнить приятную, легкую грусть.
Можете вспомнить как слушали музыку и поедали шоколадки, сидя в своей комнате,
Как гуляли в одиночестве по набережной, кутаясь к пальто.
Но разве вы можете вспомнить ощущение, когда ешь и будто пережевываешь собственный желудок?
Разве вы можете вспомнить вкус красного вина, которым тошнит?
Разве вы можете вспомнить, как всю ночь вам снилось, будто он опять рядом, и говорит, и прикасается
так нежно, а потом вы просыпаетесь, и вам нужно пережить очередной день.
Разве вы можете вспомнить, как вырезали его инициалы на своей руке кухонным ножом?
Разве можете вспомнить, как стояли совсем близко от края платформы в метро?
Нет?
Ну так и заткнитесь, мать вашу.
И засуньте улыбку в свою старую задницу.
(с)ник хорнби_долгое падение